Архив конференций

Номенклатура и номенклатурные практики в России

Колдушко А.А.

Социальные характеристики региональной партийной номенклатуры, репрессированной в 1937–1938 годах (по материалам Свердловской области)[1]

 

Репрессии в отношении номенклатуры в отечественной историографии обычно рассматриваются как процесс смены одного слоя руководящих работников другим: историки изучают механизмы и причины репрессий с разных концептуальных позиций (различные вариации концепции классовой борьбы, концепция тоталитаризма, модернизации и пр.)[2]. При этом анализ социальных характеристик репрессированных номенклатурных работников, как правило, остается на периферии внимания исследователей. До сих пор малоизученными остаются вопросы, связанные со спецификой репрессий в отношении отдельных социальных групп.

В качестве источников исследования использовались архивно-следственные дела, сосредоточенные в Государственном общественно-политическом архиве Пермской области и Государственном архиве административных органов Свердловской области. В нашем распоряжении имелись стандартные анкетные данные секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, арестованных НКВД в 1936–1938 годах Репрезентативность выборки составляет около 99% дел, имеющихся в Государственном общественно-политическом архиве Пермской области и около 90% дел, находящихся в Государственном архиве административных органов Свердловской области. Согласно списку руководящих партийных работников, входящих в номенклатуру ЦК ВКП(б)[3], арестованы как враги народа были первый секретарь Ревдинского горкома ВКП(б) М.А. Абатуров, второй секретарь Надеждинского горкома ВКП(б) А.З. Ермаков, первый секретарь Орджоникидзевского райкома ВКП(б) г. Свердловска Л.А. Авербах, второй секретарь Краснокамского райкома ВКП(б) П.И. Колмогорцев и другие[4]. Однако дел на указанных секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области найти не удалось. Источником анализа стали данные не только на секретарей, арестованных непосредственно с занимаемого поста, но и работавших в качестве секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) ранее – в 1935–1936 годах, всего 57 человек[5].

Анализ основных социальных характеристик репрессированных секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области показал, что средний их возраст составлял 36–37 лет. Если анализировать возраст, то основной удар репрессивной кампании пришелся на руководителей: 31–40 лет – 75,44%, секретарей до 30 лет – 5,27 %, 41–45 лет – 17,54%, старше 45 – 1, 75%. (табл. 1).

Таблица 1[6]

 

Возраст и %-ное кол-во секретарей горкомов и райкомов ВКП (б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

До 30 лет

31–35 лет

36–40 лет

41–45 лет

Старше 45 лет

Всего

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

3

5,27

19

33,33

24

42,11

10

17,54

1

1,75

57

100

 

Сравним данные возрастных характеристик первых секретарей, работавших в 1936 году, и данные всех репрессированных секретарей. Данные вполне сопоставимы, так как с 1936 года до начала репрессий в Свердловской области не произошло значительных кадровых перестановок[7]. Так, в абсолютных цифрах при сравнении возрастных категорий секретарского состава на январь 1936 года и репрессированных в 1937–1938 годах получается следующая картина: было репрессировано 2 из 4 секретарей в возрастной категории до 30 лет, 35 из 70 – в категории 31–40 лет, 11 из 13 – в категории старше 40 лет[8]. Как видим, приоритеты репрессий заключались в отстранении от руководства людей старшего поколения: если в возрастных категориях до 30 лет и 31–40 лет пропорции репрессированных одинаковы (примерно половина), то в возрастной категории старше 40 лет – из номенклатуры «вычищается» почти 85% секретарей.

В отличие от секретарского состава, акцент репрессивной политики против других партийных кадров (аппарат райкомов и горкомов, редакторы газет, секретари парткомов и др.) был поставлен на возрастной категории до 30 лет – 40% и 31–35 лет – 30% (табл. 2). В данном случае в эту категорию партийных кадров изначально входила молодежь, т.к. с должности, например, секретаря парткома обычно начиналась партийная карьера.

Таблица 2[9]

 

Возрастной состав партийных кадров[10], репрессированных
в 1937–1938 годах

До 30 лет

31–35 лет

36–40 лет

41–45 лет

Старше 45 лет

Всего

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

Абс. дан-ные

%

8

40

6

30

3

15

0

0

3

15

20

100

 

Анализ партийного стажа показывает, что в процентном соотношении по группам лиц, объединенных по партийному стажу секретари горкомов и райкомов Свердловской области, репрессированные в 1937–1938 годах распределились так: с дореволюционным партийным стажем – 1,75%, со стажем 1917–1920 годы – 59,65%, 1921–1923 годы – 5,26%, 1924–1927 годы – 29,83%, 1928–1930 годы – 3,51%. Однако в абсолютных числах репрессирован был единственный человек, работавший секретарем в 1936 году и имеющий дореволюционный партийный стаж, – бывший секретарь Кизеловского горкома ВКП(б) С.В. Борисов. Он был осужден Особым совещанием при НКВД к 8 годам исправительно-трудовых лагерей. Репрессированы были 32 из 51 секретарей (63%), вступивших в партию в 1917–1920-х годах, 3 из 8 (37,5%) секретарей, вступивших в партию в 1921–1923 годах, 12 из 26 (46%) секретарей, вступивших в партию с 1924–1927 годах. Как видим, более всего от репрессий пострадали секретари горкомов и райкомов ВКП(б), вступившие в партию в период Гражданской войны (табл. 3-4).

 

Таблица 3[11]

 

Годы вступления в партию секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

До1917 г.

1917-1918 гг.

1919-1920 гг.

1921-1923 гг.

1924-1927 гг.

1928-1930 гг.

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

1

1,75

8

14,04

26

45,61

3

5,26

17

29,83

2

3,51

 

Таблица 4[12]

 

Партийный стаж секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

8-10 лет

11-15 лет

16-20 лет

Более 20 лет

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

4

7,02

16

28,07

36

63,16

1

1,75

57

100

 

Данные о социальном происхождении репрессированных секретарей в целом отражают состав основных социальных категорий номенклатуры: 36,84% рабочих, 28,07% крестьян, 10,53% служащих и 14,4% прочих (сюда входят такие категории, как сын кустаря, ремесленник и даже сын кулака (табл. 5). Сыном кулака в анкете архивно-следственного дела[13] назван второй секретарь Лысьвенского горкома ВКП(б) И.Г. Егошин, который в действительности был сыном крестьянина-середняка[14].

 

Таблица 5[15]

 

Социальное происхождение секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

Рабочие

Крестьяне

Служащие

Прочие

Нет данных

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

21

36,84

16

28,07

6

10,53

8

14,04

6

10,52

57

100

 

Важно выяснить, оказывала ли влияние на ход репрессий характеристика арестованных секретарей по месту рождения (табл. 6–7). Так, 80,7% секретарей были родом из сельской местности. Как полагаем, массовый уход из деревни в 1920-е годы, быстрое формирование класса пролетариата, происходившее накануне форсированной индустриализации значительно повлияло и на формирование номенклатурного слоя. По социальному положению они были «рабочие», но по менталитету, жизненному укладу, уровню образованности пришедшие к власти секретари все-таки были вчерашними крестьянами.

Таблица 6[16]

 

Место рождения секретарей горкомов и райкомов ВКП (б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

Город

Сельская местность

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

11

19,3

46

80,7

57

100

 

Таблица 7[17]

 

Принадлежность по месту рождения к Уральскому региону секретарей горкомов и райкомов ВКП (б) Свердловской области,
репрессированных в 1937–1938 годах

Уральский регион

Другой регион

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

22

38,6

35

61,4

57

100

 

Анализ уровня общего образования секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, арестованных в 1937–1938 годах, показывает, что в результате репрессий из номенклатуры была вычеркнута наиболее образованная ее часть (табл. 8–9). Так, 38,6% арестованных секретарей имели начальное (низшее) образование, 35,09% – среднее и неполное среднее, 22,81% – высшее и неоконченное высшее образование. В целом данное процентное соотношение превышало показатели суммарных данных по общему образованию первых секретарей, работавших в 1936 году по высшему и неоконченному высшему образованию – на 10,2%, по среднему и неполному среднему образованию – на 14,4%. В абсолютных цифрах из 11 первых секретарей горкомов и райкомов, имевших высшее или незаконченное высшее образование, было арестовано 10 человек (91%), из 18 человек, имевших среднее или незаконченное среднее образование, было арестовано 17 человек (94%), и лишь 19 человек, арестованных органами НКВД, имели начальное (низшее) образование (33% от количества секретарей с низшим образованием, работавших в 1936 году).

Таблица 8[18]

 

Сведения об образовании секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, репрессированных в 1937–1938 годах

Высшее и не-полн. высшее

Среднее и не-полн. среднее

Низшее

Нет данных

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

13

22,81

20

35,09

22

38,6

2

3,5

57

100

 

Таблица 9[19]

 

Сведения о партийном образовании секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, репрессированные в 1937–1938 годах

Высшее и не-полн. высшее

Среднее и неполн. среднее

Курсы марксизма-ленинизма

Нет данных

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

11

19,3

3

5,26

2

3,51

41

71,93

57

100

 

Анализ образовательного уровня репрессированных работников аппарата райкомов и горкомов, секретарей парткомов и других показывает аналогичную картину (табл. 10).

 

 

Таблица 10[20]

 

Сведения об общем образовании партийных кадров[21],
репрессированных в 1937–1938 годах

Высшее и не-полн. высшее

Среднее и неполн. среднее

Низшее

Нет данных

Всего

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

Абс. данные

%

4

20

8

40

8

40

0

0

20

100

 

Национальный состав репрессированных секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области был следующим: 75,45% русских, 7,02% евреев, 5,27% украинцев, 3,51% коми-пермяков, и по 1,75% грузин, осетин, латышей, поляков и татар[22].

Однако данные социального портретирования арестованных по политическим мотивам, находившегося под следствием в Пермском регионе в 1929–1953 годах (в том числе и секретарей партийных организаций), представленные А.Б. Сусловым[23],  дают иную картину. Согласно данным А.Б. Суслова, среди подследственных более чем 30 национальностей 66% были русскими, украинцев насчитывалось 7%, коми-пермяков – 6%, белорусов – 5%, поляков – 4%, татар – 3%, немцев – 2%, эстонцев – 1,5%, евреев – 1%. Отметим, что в составе арестованных секретарей процент евреев был значительно большим. Национальный состав партийной номенклатуры аппарата райкомов и горкомов, секретарей парткомов и других отражал похожую картину – 80% русских, по 5% евреев, белорусов, украинцев, коми-пермяков[24].

Такая многонациональная картина репрессированных секретарей, как полагаем, говорит о том, что одной из целей репрессий была унификация национального состава, приведение его в соответствие с национальным составом населения региона.

География места рождения арестованных секретарей горкомов и райкомов была очень обширной: от Польши, Латвии и Украины до Марийской АССР. Следует отметить, что уроженцы Урала (т.е. родившиеся на территории современных Свердловской, Пермской, Челябинской областей) были значительно менее представлены в массе секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, арестованных органами НКВД, – всего 38,6% (см. табл. 7). Вероятно, такое положение во многом объясняется бесконечными кадровыми перестановками, укреплением партийной прослойки в регионах, хотя нельзя отрицать и другие факторы: возможно, высокий процент выходцев из других регионов являлся отражением борьбы местных клиентел и прибывших извне, инструментом которой стали репрессии.

Анализ характера обвинения показывает, что наибольшее количество секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области было арестовано по обвинению в контрреволюционной и антисоветской деятельности (статья 588 и 5811), что составляло 84,21 и 70,18% соответственно. Статья за вредительство (статья 587) применялась почти в половине случаев – 49,12%, статья 582 (вооруженное восстание, повстанческая деятельность) применялась гораздо реже: в 14,04% случаев, по обвинению в антисоветской агитации (статья 5810) было арестовано 10,53% секретарей, по обвинению в диверсии (статья 589) – 3,51%[25]. Особенностью характера обвинения остальной части партийной номенклатуры являлся значительный удельный вес – 60% – обвинения в антисоветской агитации[26].

Главным репрессивным органом, осуществлявшим расправу над партийной номенклатурой в регионах, была выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР. По специальному постановлению ЦИК СССР от 10 июля 1934 года, дела о государственных преступлениях, расследуемых НКВД и его мест­ными органами, подлежали рассмотрению в Верховном Суде СССР, а также в краевых и областных су­дах, где для рассмотрения этих дел образовывались специальные судебные коллегии. Дела об измене Роди­не, шпионаже, терроре, диверсиях направлялись на рассмотрение Военной коллегии Вер­ховного Суда СССР и военных трибуналов округов[27]. 57,9% секретарей и 60% партийных кадров (аппарат райкомов и горкомов, секретари парткомов, редакторы районных газет) были осуждены именно выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР.

На местном уровне действовала судебная коллегия по уголовным делам и спецколлегия Свердловского областного суда, рассмотревшая 10,53% дел. Суду были преданы 15% дел местной партийной номенклатуры[28].

Еще одним местным органом, осуществлявшим репрессии, был Военный трибунал Уральского военного округа, вынесший приговоры 5,27% секретарей горкомов и райкомов ВКП(б).

«Тройка», вынесшая подавляющее большинство расстрельных приговоров по массовым операциям, в качестве инструмента репрессий против номенклатуры практически не использовалась. «Тройкой» при УНКВД Свердловской области было осуждено лишь два человека – секретарь Гаинского райкома ВКП(б) Н.Ф. Тукачев и бывший секретарь Кудымкарского райкома ВКП(б) Я.А. Ветошев, на момент ареста занимавший пост директора ЛПХ.

Особым совещанием при НКВД секретарям горкомов и райкомов Свердловской области было вынесено 5 приговоров, что составляет 8,77% от всей совокупности.

Следует отметить немаловажный факт, что 12,28% секретарей было освобождено: 5 дел были прекращены за недоказанностью вины и 2 человека были оправданы судом.

Приговоры, которые выносились репрессивными органами, были суровыми. К высшей мере наказания было приговорено 37 секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области, что составляет почти 65% от совокупности всех приговоров; 45% партийных кадров[29] также были приговорены к высшей мере наказания – расстрелу. К лишению свободы на длительные сроки (10–15, 25 лет) было приговорено 10,5% секретарей, арестованных органами НКВД, и 25% другой партийной номенклатуры[30]; 10,5% приговоров были вынесены секретарям райкомов и горкомов ВКП(б) на менее длительный срок – 5–8 лет. Наиболее суровые приговоры выносила выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР: 94% от всех приговоров составляла высшая мера уголовного наказания – расстрел с конфискациейвсего имущества. Самые «мягкие» приговоры выносило Особое совещание при НКВД, в полномочия которых входило осуждение на относительно небольшие сроки лишения свободы. Местные судебные коллегии и суды приговоров к высшей мере наказания также не выносили: секретари приговаривались либо к лишению свободы, либо вообще были оправданы.

Репрессии против советских кадров[31] отражали социальную картину, сходную с репрессиями секретарского состава: основной удар был нанесен по номенклатуре возрастной категории 31–40 лет (69,81%); национальный состав отражал специфику региона; по уровню образования были репрессированы 1,89% работников с высшим, 37,74% со средним, 52,83% с низшим образованием[32]. Особенностью репрессий против советской номенклатуры по характеру обвинения был повышенный удельный вес ст. 587 – за вредительство – 43,4%[33]. Это связано, прежде всего, со спецификой деятельности советской номенклатуры. В отличие от партийной номенклатуры, приговоры которой выносились преимущественно выездной сессией военной коллегии Верховного суда, советские кадры подпадали под юрисдикцию судебных органов – 32,08%[34]. Приговоры, выносимые советской номенклатуре соответствующими репрессивными органами, были не такими суровыми, как выносимые партийной номенклатуре, – высшая мера наказания была применена только в 32,08% приговоров[35].

Имеющиеся в нашем распоряжении данные по арестам секретарей горкомов и райкомов области позволяют провести количественный анализ, который дает возможность проследить взаимозависимости различных факторов. Количественный анализ, проведенный на основании имеющихся данных, базировался на определении парных корреляций признаков, между которыми возможна существенная зависимость. Такой анализ дает возможность определения зависимости между двумя признаками, а это позволяет делать выводы о некоторых особенностях репрессивной политики против номенклатуры.

Количественный анализ позволяет с достаточной степенью точности установить, какие признаки являлись существенными для вынесения того или иного приговора. Так, была выявлена безусловная зависимость между тяжестью приговора и органом, осуществлявшим репрессии, – Ка = 0,91. Слабая  связь существовала между возрастом секретаря горкома или райкома ВКП(б) и характером приговора – Ка = 0,04. Вопреки сложившемуся мнению об уничтожении «ленинской» гвардии, зависимость между партийным стажем и характером приговора практически отсутствовала – Ка = –0,07. Зависимость национальности от приговора также была довольно слабой – Ка = 0,16. Зависимость тяжести приговора от даты ареста была значительной, отражала тенденцию снижения тяжести приговора с течением времени – Ка = –0,47. Связь между тяжестью приговора и властным уровнем секретаря (первый секретарь или второй) почти отсутствует – Ка = –0,01; Применение той или иной меры наказания слабо зависело от того, занимал человек на момент ареста пост секретаря или находился на какой-либо другой должности (приговор был более суровым для работавших секретарями райкомов и горкомов ВКП(б)) – Ка = –0,27, однако значительная зависимость наблюдалась  от даты приговора, сначала были арестованы действующие секретари – Ка = 0,33. Кроме того, выявлена значительная обратная зависимость даты ареста от «масштаба» секретаря (все секретари были разделены на три группы – секретари горкомов, горрайкомов и райкомов), т.е. в первую очередь были арестованы руководители более крупных партийных организаций: горкомов и горрайкомов, и только потом – секретари районных партийный организаций – Ка = –0,38, тяжесть приговора имела среднюю зависимость от «масштаба» секретаря – к секретарям горкомов высшая мера наказания применялась значительно чаще, чем к секретарям райкомов – Ка = 0,35. Значительная зависимость существовала и между репрессивным органом и «масштабом» секретаря: секретари горкомов и горрайкомов осуждались в основном выездными сессиями Военной коллегии Верховного Суда СССР – Ка = 0,44.

Таким образом, можно утверждать, что репрессии против номенклатуры имели строго централизованный характер: осуществлять жесткую расстрельную политику против людей, еще совсем недавно являвшихся хозяевами региона, местные судебные и внесудебные органы в полной мере не могли. Именно поэтому основную работу по ликвидации «врагов народа» из руководящих партийных органов выполняла выездная сессия Военной коллегии Верховного Суда СССР.

           



[1] Работа выполнена при финансовой поддержке Российского гуманитарного научного фонда в рамках исследовательского проекта «Социальные сдвиги в правящих группах региональной номенклатуры в 1921-1991 гг. На материалах Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа».

[2] См., напр.: Павлова И.В. Механизм власти и строительство сталинского социализма. Новосибирск, 2001; Хлевнюк О.В. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы. М., 1996 и др.

[3] ЦДООСО. Ф.4. Оп. 15. Д. 254. Лл. 9-20.

[4] Всего 15 человек.

[5] ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[6] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[7] См. Список секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области на 03.01.1936 г. // ЦДООСО. Ф.4. Оп. 14. Д.242. Л. 3-6.

[8] Сводка суммарных данных о качественном составе первых секретарей горкомов и райкомов ВКП(б) Свердловской области.1936 г. // ЦДООСО. Ф.4. Оп. 14. Д. 242. Лл.1-2.

[9] Составлено и подсчитано с использованием базы данных ГОПАПО на репрессированных.

[10] Сюда включены работники аппарата райкомов и горкомов ВКП(б), секретари парткомов, редакторы газет.

[11] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[12] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[13] ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 2272. Т.1.

[14] ЦДООСО. Ф.4. Оп. 15. Д.109. Л. 49.

[15] Таблица составлена по:ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[16] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[17] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[18] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[19] Таблица составлена по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[20] Составлено и подсчитано с использованием базы данных на репрессированных ГОПАПО.

[21] Сюда включены работники аппарата райкомов и горкомов ВКП(б), секретари парткомов, редакторы газет.

[22] Подсчитано по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[23] Суслов А.Б. Спецконтингент в Пермской области. (1929-1953). Екатеринбург-Пермь, 2003. С. 72.

[24] Подсчитано по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[25] Подсчитано по: ГААОСО. Ф. р-1. Оп. 2. Д. 20878, 29584, 20026, 23892, 24204, 24200, 23037, 24879, 29534, 19770, 23565, 24643, 25184, 21765, 24639, 22060, 29859, 26016, 23563, 23080, 6259, 34094, 7664, 34020; ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 11275, 12579, 16984, 11927, 13940, 14364, 11574, 13195, 5974, 10115, 11957, 8982, 677, 16213, 12958, 10242, 11297, 13466, 14268, 14478, 7455, 12306, 15214, 12146, 12246, 10443, 14854, 2212, 2768, 2272, 6553, 16765; Ф. 643/2. Оп. 1. Д. 28441.

[26] Составлено и подсчитано с использованием базы данных на репрессированных ГОПАПО.

[27] Стецовский Ю.И. История советских репрессий. М., 1997. Т.1. С. 288.

[28] Сюда включены работники аппарата райкомов и горкомов ВКП(б), секретари парткомов, редакторы газет.

[29] Сюда включены работники аппарата райкомов и горкомов ВКП(б), секретари парткомов, редакторы газет.

[30] Сюда включены работники аппарата райкомов и горкомов ВКП(б), секретари парткомов, редакторы газет.

[31] Сюда включены председатели райисполкомов, горсоветов, районных земельных комитетов, начальники отделов образования, финансовых учреждений, советско-торговых учреждений.

[32] Подсчитано по: ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 8470, 12669, 2272, 12768, 4971, 13580, 27807, 11734, 12580, 1284,11897, 9033, 16765, 4971, 13381, 10349, 10435, 12157, 4971, 11671, 8687, 12673, 12634, 4383, 12580, 11306, 11912, 2272, 1283, 10926, 11238, 12923, 7455, 1283, 12298, 11398, 14610, 15550, 1199, 9028, 26245, 16811, 12044, 14882, 15208, 7455, 11216, 9028, 12479, 12252.

[33] Подсчитано по: ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 8470, 12669, 2272, 12768, 4971, 13580, 27807, 11734, 12580, 1284,11897, 9033, 16765, 4971, 13381, 10349, 10435, 12157, 4971, 11671, 8687, 12673, 12634, 4383, 12580, 11306, 11912, 2272, 1283, 10926, 11238, 12923, 7455, 1283, 12298, 11398, 14610, 15550, 1199, 9028, 26245, 16811, 12044, 14882, 15208, 7455, 11216, 9028, 12479, 12252.

[34] Подсчитано по: ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 8470, 12669, 2272, 12768, 4971, 13580, 27807, 11734, 12580, 1284,11897, 9033, 16765, 4971, 13381, 10349, 10435, 12157, 4971, 11671, 8687, 12673, 12634, 4383, 12580, 11306, 11912, 2272, 1283, 10926, 11238, 12923, 7455, 1283, 12298, 11398, 14610, 15550, 1199, 9028, 26245, 16811, 12044, 14882, 15208, 7455, 11216, 9028, 12479, 12252.

[35] Подсчитано по: ГОПАПО. Ф. 641/1. Оп. 1. Д. 8470, 12669, 2272, 12768, 4971, 13580, 27807, 11734, 12580, 1284,11897, 9033, 16765, 4971, 13381, 10349, 10435, 12157, 4971, 11671, 8687, 12673, 12634, 4383, 12580, 11306, 11912, 2272, 1283, 10926, 11238, 12923, 7455, 1283, 12298, 11398, 14610, 15550, 1199, 9028, 26245, 16811, 12044, 14882, 15208, 7455, 11216, 9028, 12479, 12252.

Контактная информация